Кулинарный урок в воскресной школе

Кто не любит шаурму, да ещё с начинкой по собственному вкусу? К радости ребят, в классе преподавателя Ольги Владимировны Логиновой, состоялся очередной кулинарный урок- мастер-класс от шеф-повара Дмитрия Александровича, как его называют в нашей школе. Дмитрий Александрович –начальник отдела Бобруйской дистанции пути, но талантлив во всём: и стихи, и фото, и КВН. Известен как победитель многочисленных конкурсов Белорусской железной дороги. А у нас в школе с удовольствием делится секретами кулинарного мастерства с ребятами. И ребята стараются во всю! Смотрите замечательное фото и готовьте сами! Приятного аппетита!

Праздник Сретения Господня

14 февраля в Свято-Елисаветинском храме состоялось вечернее богослужение и 15 февраля была отслужена Божественная литургия  в праздник Сретения Господня. Проиерей Виктор Толох  поздравил прихожан храма с праздником.

История праздника

Сретение Господне в православной традиции входит в число двунадесятых праздников — двенадцати важнейших праздников после Пасхи. Славянское слово «сретение» переводится на современный русский язык как «встреча». Согласно евангельскому повествованию, на сороковой день после рождения Иисуса Христа Мария вместе с Иосифом пришла из Вифлеема в Иерусалимский храм и принесла с собой своего сына. Сретение для христиан воплощает встреча человечества в лице старца Симеона с Богом.

Праведный Симеон Богоприимец — житель Иерусалима, упоминаемый в Евангелии от Луки. По преданию, он переводил книгу пророка Исаии и прочитал слова «Се Дева во чреве приимет и родит Сына», и посчитал, что исправит явную описку, изменив слово «Дева» на слово «Жена», но ангел Господень остановил руку святого Симеона и уверил его, что он не умрёт, пока не убедится в истинности пророчества. Как утверждают религиозные источники, старец Симеон жил около трех столетий, а в день, который впоследствии стал отмечаться как Сретение, по внушению Духа Святого пришел в храм.

Праздник Сретения возник в церкви Иерусалима в IV веке и изначально воспринимался как день, завершающий 40-дневный цикл после праздника Богоявления, а не как самостоятельный праздник. Впоследствии его значение, особенно в православии, значительно выросло.

   

Акафист Иисусу Сладчайшему

Каждое воскресенье в 17.00 в Елисаветинском храме совершается акафист Иисусу Сладчайшему. После молитвы прихожане храма собираются в трапезной для просмотра православных фильмов и чаепития.

Акафист — это хвалебная песнь или торжественный гимн, который написан в честь Христа, Божией Матери или святому. Его читают обращаясь к конкретному святому, чтобы он помог при разрешении каких-то дел или просто для утешения.
Чтение акафиста«Неседальное пение» — так переводится акафист с древнегреческого языка. И этот перевод означает, что читать или слушать акафист нужно стоя, сидеть нельзя, исключение составляют лишь больные люди.
Акафист принято читать, стоя лицом к иконе того святого или события, во имя и честь которого исполняется славление. При отсутствии иконы можно прийти в храм и здесь прочитать акафист.  Если и этой возможности нет, то вполне допустимо читать акафисты, стоя лицом к востоку.

Божественная литургия в субботний день

2 февраля 2019 года в Свято-Елисаветинском храме состоялась Божественная литургия.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Флп.1:27–2:4Лк.6:17–23)

Ублажает Господь нищих, алчущих, плачущих, поносимых, под тем условием, если все это Сына Человеческого ради; ублажается, значит, жизнь, окруженная всякого рода нуждами и лишениями. Утехи, довольство, почет, по слову сему, не представляют собою блага; да оно так и есть. Но пока в них почивает человек, он не сознает того. Только когда высвободится из обаяния их – видит, что они не представители блага, а только призраки его.

Душа не может обойтись без утешений, но они не в чувственном; не может обойтись без сокровищ, но они не в золоте и серебре, не в пышных домах и одеждах, не в этой полноте внешней; не может обойтись без чести, но она не в раболепных поклонах людских. Есть иные утехи, иное довольство, иной почет, – духовные, душе сродные. Кто их найдет, тот не захочет внешних; да не только не захочет, а презрит и возненавидит их ради того, что они заграждают духовные, не дают видеть их, держат душу в омрачении, опьянении, в призраках. Оттого такие вседушно предпочитают нищету, прискорб­ность и безвестность, чувствуя себя хорошо среди них, как в безопасной какой-нибудь ограде от обаяния прелестями мира. Как же быть тем, к кому все это идет само собою? Быть в отношении ко всему тому, по слову Св. апостола, как не имеющий ничего.